Решение Смоленского областного суда от 24.03.2014 N 3-10/2014 <О признании недействующей статьи 19 закона Смоленской области от 25.06.2003 N 28-з "Об административных правонарушениях на территории Смоленской области">



СМОЛЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 24 марта 2014 г. по делу № 3-10/2014

Смоленский областной суд в составе:
судьи Смоленского областного суда Штейнле А.Л.,
при секретаре Я.,
с участием прокурора Накцевой И.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Т. о признании недействующей статьи 19 закона Смоленской области от 25 июня 2003 г. № 28-з "Об административных правонарушениях на территории Смоленской области", устанавливающей административную ответственность за мойку транспортных средств вне специально установленных для этого мест,

установил:

Смоленской областной Думой 19 июня 2003 года принят закон Смоленской области № 28-з "Об административных правонарушениях на территории Смоленской области" (далее - Областной закон).
Первоначальный текст документа официально опубликован в издании "Смоленская газета" № 25 26 июня 2003 года.
Статьей 19 Областного закона (в редакции законов Смоленской области от 10 июля 2006 г. № 91-з, от 29 сентября 2007 г. № 98-з, от 28 сентября 2012 г. № 70-з и от 27 февраля 2014 г. № 15-з) установлена административная ответственность за мойку транспортных средств вне специально установленных для этого мест.
Т. обратился в Смоленский областной суд с заявлением о признании недействующей статьи 19 названного выше Областного закона, сославшись на превышение компетенции Смоленской областной Думой в области регулирования законодательства об административных правонарушениях и несоответствие данной правовой нормы требованиям правовой определенности, ясности и недвусмысленности правового регулирования.
По мнению Т., 08.10.2013 г. привлеченного к административной ответственности по статье 19 Областного закона за мойку транспортного средства возле собственного гаража, оспариваемая правовая норма, запрещает ему мыть личное транспортное средство в специально не предназначенных для этого местах (во дворе собственного дома, рядом с собственным гаражом, на территории собственной дачи и т.п.), что ограничивает его права применительно к федеральному законодательству и Конституции Российской Федерации.
В судебном заседании Т., надлежаще извещенный о дате, времени и месте судебного разбирательства, участия не принимал, в письменном заявлении просил рассмотреть дело без его участия, указав на то, что заявленные требования поддерживает.
Представитель Смоленской областной Думы Г. просила суд в удовлетворении заявленных требований отказать, указав, что оспариваемые положения Областного закона не противоречат действующему федеральному законодательству и приняты в пределах компетенции субъекта Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях. Правовой неопределенности оспариваемой нормы права, а также коррупциогенных факторов Областного закона не имеется, о чем свидетельствует пояснительная записка Смоленского городского Совета к проекту областного закона "О внесении изменений в областной закон "Об административных правонарушениях на территории Смоленской области" и, кроме того, права заявителя оспариваемой нормой права не нарушены, поскольку касаются непосредственно вопроса привлечения его к административной ответственности, что относится к области правоприменения.
Выслушав объяснения представителя заинтересованного лица, проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Смоленской областной прокуратуры Накцевой И.С., полагавшей заявление подлежащим удовлетворению, поскольку положения оспариваемой статьи приняты субъектом Российской Федерации с превышением компетенции, а также не соответствуют требованиям правовой определенности, Смоленский областной суд приходит к следующему.
В соответствии с частью 1 статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин считающий, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами вправе обратиться в суд с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части.
Согласно пункту "к" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное, административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, последние не могут противоречить федеральным законам (части 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).
Подпунктом 39 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" определено, что к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъектов Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета) относится решение вопросов установления административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, определения подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, организации производства по делам об административных правонарушения, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации.
Полномочие субъекта Российской Федерации по установлению административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления предусмотрено статьей 1.3.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В силу пункта 3 части 1 статьи 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ответственность за нарушение норм и правил, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, может быть установлена лишь федеральным законом.
Приведенные нормы свидетельствуют о том, что законодатель субъекта Российской Федерации, устанавливая административную ответственность за те или иные административные правонарушения, не вправе вторгаться в сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального регулирования, то есть субъект Российской Федерации обладает ограниченными полномочиями по правовому регулированию в сфере административной ответственности, которая может быть установлена региональным законодателем лишь в той части, в какой спорные правоотношения урегулированы нормами законодательства субъекта Российской Федерации или муниципальными правовыми актами. При этом диспозиция статьи должна содержать конкретные действия (бездействие), не подпадающие под состав административных правонарушений, установленных КоАП Российской Федерации.
Кроме того, реализация органами государственной власти субъекта Российской Федерации нормотворческих полномочий предполагает соблюдение требований, предъявляемых федеральным законодателем к форме и содержанию правовой нормы, в том числе требования определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы и ее согласованности с системой действующего правового регулирования, вытекающего из конституционного принципа равенства всех перед законом (часть 1 статьи 19 Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и применения правовой нормы.
В соответствии с пунктом 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 г. № 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части", проверяя содержание оспариваемого акта или его части, необходимо также выяснять, является ли оно определенным. Если оспариваемый акт или его часть вызывает неоднозначное толкование, суд не вправе устранять эту неопределенность путем обязания в решении органа или должностного лица внести в акт изменения или дополнения, поскольку такие действия суда будут являться нарушением компетенции органа или должностного лица, принявших данный правовой акт. В этом случае оспариваемый акт в такой редакции признается недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения.
Из диспозиции оспариваемой статьи 19 Областного закона следует, что административная ответственность установлена за мойку транспортных средств у водозаборных колонок, колодцев, на тротуарах, детских площадках, на берегах рек, озер и других водоемов, а также в иных специально не предназначенных для этого местах.
Объектом данного правонарушения являются правила эксплуатации и содержания транспортных средств, являющихся источником негативного воздействия на среду обитания и здоровье человека.
Согласно статье 45 Федерального закона РФ от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" юридические и физические лица, осуществляющие эксплуатацию автомобильных транспортных средств обязаны соблюдать нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов, а также принимать меры по обезвреживанию загрязняющих веществ, в том числе их нейтрализации, снижению уровня шума и иного негативного воздействия. В силу статьи 2 этого же Федерального закона отношения, возникающие в области охраны окружающей среды, в той мере, в какой это необходимо, также регулируются и законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, направленным на обеспечение для человека благоприятной окружающей среды.
В соответствии со статьей 1 Федерального закона Российской Федерации от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" санитарно-эпидемиологическое благополучие населения - состояние среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности, а отношения в сфере охраны окружающей среды и обеспечения прав граждан на благоприятную среду регулируются Федеральным законом "Об охране окружающей среды".
Согласно статьям 21, 22, 24 Закона РФ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" содержание территорий городских и сельских поселений, промышленных площадок, сбор, использование, обезвреживание, транспортировка, хранение и захоронение отходов производства и потребления, эксплуатация производственных общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта должны отвечать санитарным правилам, обеспечивать безопасные для человека условия труда, быта и отдыха.
Разработка, утверждение и введение в действие санитарных правил находится в компетенции федерального органа исполнительной власти, уполномоченного осуществлять санитарно-эпидемиологический надзор, и иных органов и учреждений государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации (статьи 38, 39 Закона).
Пунктом 5 СанПин 42-128-4690-88, утвержденных Главным государственным санитарным врачом СССР от 05.08.1998 г. № 4690-88, на объектах с обособленной территорией, включая парки, запрещена мойка автотранспорта.
Пунктом 2.8 СанПиН 2.1.2.2645-10, утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации от 10.06.2010 г. № 64, установлен запрет на мойку автомашин на придомовой территории.
Согласно пункту 4.1.5 СанПиН 2.1.5.980-00, утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации от 22.06.2000 г., не допускается производить мойку автотранспортных средств на водных объектах и на их берегах.
В соответствии с Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными Постановлением Госстроя Российской Федерации от 27 сентября 2003 г. № 170 запрещена мойка транспортных средств во дворах многоквартирных домов, на газонах, в скверах, на участках с зелеными насаждениями, расположенных в границах территорий общего пользования населенных пунктов, детских и спортивных площадках, на территории дошкольных образовательных учреждений.
Статьями 6.3, 6.4 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
Таким образом, исходя из экологической, санитарно-эпидемиологической направленности содержания оспариваемой правовой нормы, общие требования, предъявляемые к выполнению ее положений, регулируются, как уже было отмечено выше, Федеральными законами Российской Федерации "Об охране окружающей среды", "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", а также санитарными Правилами и гигиеническими нормативами, техническими регламентами, находящимися в компетенции федеральных органов исполнительной власти, а не нормативными актами субъектов Российской Федерации и местного самоуправления.
Проанализировав вышеизложенные нормы права, суд приходит к выводу о том, что правовое регулирование, предусмотренное в статье 19 Областного закона, осуществлено субъектом Российской Федерации с превышением предоставленных полномочий, поскольку в ней установлена ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе за нарушение правил и норм, определенных федеральным законодательством.
Кроме того, содержание статьи 19 Областного закона в части положения о запрете мойки транспортных средств "в иных специально не предназначенных для этого местах" не отвечает требованиям определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы. Отсутствие четкого понятия "специально предназначенные места для мойки транспортных средств" вызывает неоднозначное толкование, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения.
Доводы представителя Смоленской областной Думы о том, что оспариваемая правовая норма принята в пределах компетенции субъекта Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях и в ней отсутствует правовая неопределенность, а также коррупциогенные факторы являются несостоятельными, поскольку не основаны на правильном понимании и толковании вышеприведенных норм федерального законодательства Российской Федерации.
Ссылка на отсутствие нарушения Областным законом прав заявителя является ошибочной, так как на основании оспариваемой статьи 19 Областного закона он был привлечен к административной ответственности, что напрямую затронуло его права и законные интересы.
При указанных обстоятельствах, учитывая, что статья 19 Областного закона, противореча выше приведенному федеральному закону, применялась на территории Смоленской области, следует ее признать недействующей и не подлежащей применению со дня вступления решения суда в законную силу.
Руководствуясь статьями 194 - 199 и статьей 253 ГПК РФ, Смоленский областной суд,

решил:

заявление Т. удовлетворить.
Признать недействующей и не подлежащей применению со дня вступления в законную силу настоящего решения статью 19 закона Смоленской области от 25 июня 2003 г. № 28-з "Об административных правонарушениях на территории Смоленской области".
В течение месяца со дня принятия в окончательной форме настоящее решение может быть обжаловано, а прокурором подано представление в Верховный Суд Российской Федерации через Смоленский областной суд.
Решение принято в окончательной форме 26 марта 2014 года.

Судья
А.Л.ШТЕЙНЛЕ


------------------------------------------------------------------